01 сентября 2009. Граница – Бужумбура.

Утром деревушка уже не казалось такой страшной и пугающей. Наталия рассказала о своем ночном бдении. Оказывается, она так и не смогла успокоиться и практически всю ночь просидела в страхе перед ужасными грабителями. Иммиграционный офис находился в конце улицы. Веселые пограничники были не прочь пофотографироваться в процессе проставления печатей в паспорта. Переход не пользуется большой популярностью, последняя запись была 27 августа. Иностранцев можно пересчитать по пальцам, а русские вообще в первый раз появились на этом переходе. «Вас в книгу рекордов Гиннеса запишут!» — предрекали они. Стоит отметить желание помочь нам – пограничники поменяли шиллинги на франки по курсу один к одному, себе в убыток, только бы помочь редким в этих краях мзунгу! После выполнения формальностей нас вызвался отвезти к своим бурундийским коллегам один из пограничников.
Погранпункт Бурунди представляет собой соломенную хижину, где сидит владелец въездной печати. По началу, хотели рюкзаки прошмонать, но наш провожатый перекинулся парой фраз и они бросили эту глупую затею. На границе хотят 20 долларов, но по причине отсутствия наклейки и квитанций отправили в головной офис в Ньяца Лак. До Кабонги, первой бурундийской деревни, нас вызвались отвезти парни на велосипедах за 1000 уже франков. Вот, нормальный подход к делу. Ребята довольны! В этих краях белых нет, поэтому у встречных мы вызываем улыбку, а не желание с нас стрясти денег. Мой «таксист» комментирует окружающие. «Вон мой дом». «А это мой отец». «Если у тебя есть велосипед, то на кусок хлебы ты точно заработаешь!». Как мало им надо для счастья! Не то, что у нас, сплошной стресс и проблемы. Миновав пару подъемов и небольшой мостик через речушку, доехали до Кабонги. Отсюда уже ходят автомобили и мотоциклы до относительно крупного городка Ньяца Лак. Тут еще нет электричества, но уже присутствует рынок, магазинчики и берег, где швартуются лодки. Как раз возле нее нас ожидал начальник местной иммиграционной службы Джоан. Он был занят важным делом – проверкой прибывшей лодки, и попросил нас подождать, дабы вместе с ним проследовать в иммиграционный офис для оплаты въездной пошлины. Наклеек у него тоже не было, но хоть книгу с квитанциями он нам обещал.
Ожидание проходило в окружении огромной толпы местных жителей, которые были заняты созерцанием невиданного зрелища – пришествия белого человека. Ничуть не смущаются фотографироваться, не просят за это деньги, не пристают. Просто с удивлением наблюдают, окружив плотным кольцом. Сотни человек вокруг. Кажется, вся деревня пришла посмотреть на тебя. Но в этом живом кольце нет никакой агрессии, не чувствуется угрозы, только любопытство. Толпа управляема, можно раздвинуть кольцо, для организации пространства, можно организовать коридор для выхода, построить сфотографировать или обратиться к ним. Неподдельная радость, если на них обращают внимание. Желание подружиться, и коллективная, в едином порыве, реакция, будь то испуг от твоего неловкого движения, или радость от желания поздороваться.
Вернулся Джоан, предложил последовать в Ньяца Лак. Первый вариант был оседлать мотоциклы. Самый быстрый способ. Но на мотоциклы желающих много. Найти сразу 4 штуки быстро не получилось. Мотоциклисты уже более прошаренные люди, так что запрашивают немного завышенную цену – 2.500 вместо двух. Но даже за эти деньги находилось максимум 2 мотоцикла за раз. Решили оставить эти бесплодные попытки. Посаженная в первую очередь на мотоцикл Наталия была сгружена на землю, но не совсем удачно – фарангтату украсил ее ногу. Второй опцией была машина. Первая приехавшая такси была с такой скоростью заполнена, что мы даже не успели к ней подойти. Вторую Джоан уже успел проконтролировать и мы загрузились в нее за 12.000, заплатив за все посадочные места, дабы не набилось туда еще куча народа.
До Ньяца Лак 26 километров. Первые 20 –обычная накатанная грунтовка, а потом она выходит на основную трассу на Бужумбуру, где положен приличный асфальт. Офис находится на отшибе, Джоан занимает отдельный кабинет. Действительно, у него большая книга с квитанциями. По ней сразу видно, что иностранцы тут довольно редкие гости. Уже через несколько страниц, на каждой из которой всего по две квитанции, попадаешь в 2007 год. Долго пытались убедить его в нецелесообразности оплаты здесь, но он настаивал и клялся, что больше нигде платить не придется. Уговорил. Также не стеснялся фотографироваться, дал посмотреть табельный ТТ (увидев фамилию Токорева), долго вспоминал как заполняется квитанция. Вызванная из дома жена ушла за сдачей, но у него только 10, 20 и 50 долларов оказалось. Заплатили 50 баксов и 13.000 франков после некоторых раздумий, после чего он пожелал нам удачи и отправился провожать до автобуса на столицу.
Местный общественный транспорт не отличается повышенной комфортностью. До столицы 130 километров, которые преодолеваются примерно за 2,5 часа, в зависимости от количества остановок в процессе. В микроавтобус, набивается 18 пассажиров, плюс водитель и билетер. Каким-то образом там же помещаются и мешки и рюкзаки и даже живые курицы! На дороге постоянно встречаются спедбрекеры, полицейские и желающие уехать. Так что движение совсем не равномерное. Вытаскивают мешки, грузят новые, общаются с полицией. Удовольствие – 4.000 франков.
Вот и знакомая дорога вдоль Танганьики. Потом пошли пригороды Бужумбуры, затем я увидел родной российский флаг и решил, что пора выходить. Наше посольство находится совсем близко от главного иммиграционного офиса. Но это оказалось не оно. Может, резиденция или торговое представительство, если оно здесь присутствует. Пошли искать нужную нам улицу. В результате попытки спросить дорогу у солдат был найден англоговорящий товарищ, который решил, что легче нас будет отвезти на своей машине к нужному нам зданию. К сожалению, офис уже был закрыт, и нам порекомендовали приходить с утра. Подтвердили, что с квитанциями все в порядке и больше с нас денег брать не будут. Правда, сказали, что 7 дней, которые дал на Джоан, не законны и у нас только три дня. Или же получать дополнительные дни утром. Так что этот момент до утра откладывается.
Зашли в туристический офис, где тетки были заняты чаепитием, а также не знали английского. Попросили подождать, и минут через 10 привели работника туристической конторы, куда нас и сплавили. С этой конторой мы долго общались, в основном на предмет отеля на берегу Танганьики. В результате появился хозяин и отвез нас в новопостроенный отель под названием Pinnacle 19. Отель находится довольно далеко за городом, практически на границе с Конго. Только что открыт, так что производит немного запущенное впечатление. Бассейн, уютные комнаты. Но цена в 80$ нас не совсем устраивала. Хозяин отеля – канадец, который уже 30 лет обитает в Африке, работая на ООН (мировая продовольственная программа). Наблюдал геноцид в Руанде, войны в Бурунди, Заире, Судане. А теперь, на пенсии, построил отель на берегу озера. Менеджер – Катарина из Кении, приветливая, улыбчивая. Нашла нам одну комнату за 40$, после моего похода по соседним местам. Ночная прогулка по темной ночной трассе удовольствие сомнительное. Рекламируемые в лонике отели были не приветливы и не имели свободных комнат. Решено было остаться здесь, тем более, что тут же обитает ручная шимпанзе. Просится на руки, пытается стырить содержимое карманов. Бассейн, опять же, в 10 метрах от домика нашего. Ресторан на берегу, где за 6.000 подают вкусное филе рыбы и за 2.000 пиво Примус.
Вот такие последние события. Сейчас мы отправляемся гулять по столице и искать, какие интересности нам может предложить эта маленькая страна.

Рубрики

About the Author:

0 Comments
0 Pings & Trackbacks

Добавить комментарий